Ванда Ландовска
Ванда Ландовска
Ванда Ландовска у Льва Толстого

Александр Майкапар

Слово о Ванде Ландовской

Послесловие к русскому изданию книги В. Ландовской "О музыке"

в переводе А. Майкапара

Дорогой читатель! Вы только что прочли книгу выдающегося музыканта XX века - Ванды Ландовской. Здесь собраны высказывания и размышления - главным образом о старинной музыке, - относящиеся к разным периодам жизни замечательной клавесинистки. Но это не разрозненные бессвязные листки - напротив, книга эта, составленная Дениз Ресто, ученицей, секретарем и другом Ванды Ландовской, получилась на редкость цельной. К тому же она удивительно отражает натуру автора, в которой сочетались - редчайший случай! - огромный талант интерпретатора и глубочайшая эрудиция исследователя.


Имя Ванды Ландовской было овеяно легендами еще при ее жизни. Она стояла у самых истоков возрождения старинной музыки и клавесина. Без ее титанической деятельности нельзя представить себе возвращения в живом звучании огромного пласта культуры - музыки Ренессанса и барокко. И при всем том, что уже после смерти Ванды Ландовской следующими поколениями музыковедов и исполнителей (а среди них многие - ее ученики) выявлено и исследовано много ранее неизвестного, опыт первооткрывателя - Ванды Ландовской - остается уникальным.


В. Ландовска родилась в Варшаве 5 июля 1879 года. Музыкой она начала заниматься очень рано - с четырехлетнего возраста. "Моим первым учителем, - вспоминала В. Ландовска, - был добродушный молодой человек. Он разрешал мне бегло просматривать музыку, которая доставляла мне удовольствие. Но что меня действительно восхищало и очаровывало - так это музыка старых времен. Дома, в Варшаве, жизнь в 80-е годы протекала спокойно и скромно. Но однажды будничная монотонность была нарушена анонсом о приезде пианистки, ученицы Листа". Далее В. Ландовска перечисляет программу концертантки, в которой были часть одной из сонат Бетховена, "Кампанелла" Листа, а также несколько транскрипций. "После всего этого, - продолжает В. Ландовска, - она сразу, не объявив названия, начала играть пьесу, которую я не знала. Ее ритм и мелодический рисунок поразили меня. Благородство мелодии напомнило мне какой-то известный танец... Закончив, исполнительница встала и объявила: "Это - "Тамбурин" Рамо". С тех пор я всегда играю этот "Тамбурин". Я вспоминаю то наслаждение, которое я испытала, впервые услышав его много лет назад". Хотя В. Ландовска не называет имени пианистки, столь сильно тронувшей ее детское сердце, можно быть уверенным, что эти воспоминания связаны со знаменитой Софи Ментер - любимой ученицей Листа, с успехом гастролировавшей в 80-е годы прошлого века во многих странах Европы, в том числе и в России.


После непродолжительных занятий с симпатичным, но не слишком требовательным учителем музыки родители Ванды сочли полезным передать ее в руки более опытных педагогов: она начала брать уроки у известных варшавских музыкантов Яна Клечиньского и Александра Михаловского. Слышавший ее Артур Никиш уже тогда полушутя-полусерьезно назвал ее "бахисткой". В 1896 году В. Ландовска переезжает в Берлин, где начинает заниматься композицией и контрапунктом у Генриха Урбана, а также берет уроки фортепиано у Морица Мошковского и некоторых других музыкантов. Здесь, в Берлине, В. Ландовска впервые услышала "Рождественскую ораторию" Баха, которая произвела на нее неизгладимое впечатление.


В 1900 году В. Ландовска поселяется в Париже. Этот первый парижский период ее жизни длился до 1913 года. В то время Париж слыл крупнейшим музыкальным центром мира: здесь зародился импрессионизм - в частности, музыкальный. И именно в Париже ранее всего возник в XX столетии интерес к музыке прошлых веков. В столице Франции Венсан д'Энди основывает знаменитую "Певческую школу", где В. Ландовска впоследствии получила класс фортепиано. А всего за шесть лет до появления Ландовской в Париже - в 1894 году - вышел из печати первый том произведений французских мастеров эпохи Ренессанса. В 1895 году Камилл Сен-Санс предпринял издание полного собрания произведений Рамо. Примерно в те же времена известный пианист Луи Дьемер начал исполнять на клавесине - правда, не очень успешно - произведения композиторов XVII-XVIII веков.


Польская клавесинистка за несколько лет приобрела авторитет в парижских музыкальных кругах. Альберт Швейцер, в 1905 году выпустивший свою книгу о Бахе, высоко оценил искусство В. Ландовской. Он писал: "Кто раз слышал, как Ванда Ландовска играет Итальянский концерт [Баха.- А.М.] на чудесном плейелевском клавесине, украшающем ее музыкальную комнату, тому трудно представить себе, что его можно сыграть и на современном рояле".


Клавесин, о котором упомянул А. Швейцер, был сделан по заказу Ландовской крупнейшей парижской фабрикой музыкальных инструментов "Плейель". Первые опыты фабрики в этой области клавесинистку не удовлетворяли. Для того, чтобы выбрать наилучшее сочетание регистров и наиболее удобно расположить их, В. Ландовска вместе с техническим руководителем фирмы "Плейель" посетила один из крупнейших европейских музеев музыкальных инструментов в Кёльне. Изготовление нового инструмента заняло несколько лет: только в 1912 году Ландовска продемонстрировала новый большой концертный клавесин на баховском фестивале в Бреслау (ныне Вроцлав, Польша). В отличие от первого клавесина новый инструмент имел так называемый шестнадцатифутовый регистр, то есть ряд струн, настроенных на октаву ниже обычного. На крышке нового инструмента помещена была табличка с надписью: "Нижний регистр, так называемый шестнадцатифутовый, был добавлен в клавесинах "Плейель" начиная с 1912 года по просьбе и согласно советам Ванды Ландовской", Звучание этого замечательного инструмента впоследствии было зафиксировано на многих грампластинках Ландовской, в частности на нем целиком записан "Хорошо темперированный клавир" Баха.


В те годы широкий размах приобрела концертная деятельность В. Ландовской. Молодая пианистка и клавесинистка совершила ряд успешных турне по странам Европы. В 1907 году она гастролировала в России. Вот что писал известный музыкальный критик А. Оссовский о концертах клавесинистки: "Артистка с головы до ног, художница, прямо влюбленная в красоту былого искусства и умеющая заражать этой любовью всякого чуткого слушателя. Для этого ей дан природой темперамент проповедника..."


В тот свой первый приезд в Россию (впоследствии она еще дважды побывала здесь-в 1909 и 1913 годах) клавесинистка посетила в Ясной Поляне Л. Н. Толстого. Секретарь Толстого Н. Гусев писал в дневнике 23 декабря 1907 года: "Играет Ванда Ландовска на привезенном с собой инструменте - клавесине и на фортепиано. Из всего, что она играла, Льву Николаевичу более всего понравились старинные французские народные танцы и восточные народные песни [...]. Уходя спать, Лев Николаевич на прощанье сказал Ландовской (по-французски): "Я вас благодарю не только за удовольствие, которое мне доставила ваша музыка, но и за подтверждение моих взглядов на искусство". Игра Ландовской с технической стороны безукоризненна".


Свои впечатления о встрече с великим русским писателем В. Ландовска изложила в статьях "Толстой - музыкант" и "Визит к графине Толстой" (обе напечатаны в журнале "Ретта"). То были не самые первые литературные опыты В. Ландовской: в 1905 - 1907 годах она опубликовала во французских журналах статьи "Традиция", "Бах и его исполнители" и "Сочинения Баха для клавесина".


Значительнейшим событием творческой биографии В. Ландовской было издание в 1909 году ее книги "Старинная музыка". Это живое, темпераментное и острое полемическое произведение клавесинистка писала совместно со своим мужем Анри Лью. Д. Ресто свидетельствует, что книга "произвела подлинную сенсацию в музыкальном мире". Это замечание особенно ценно, если припомнить, что именно в те годы, кроме книги А. Швейцера, увидели свет фундаментальные исследования о Бахе и музыке ХVII-ХVIII веков А. Пирро, Ф. Вольфрума, Р. Роллана...


В 1909 году преемником знаменитого И. Йоахима на посту директора Высшей музыкальной школы в Берлине стал крупный музыковед, автор фундаментальной "Истории оперы" Герман Кречмар. Он обратился к В. Ландовской с предложением организовать в школе класс старинной музыки и клавесина. Артистка с энтузиазмом откликнулась на его предложение, и в 1913 году класс был открыт. Однако начавшаяся война почти полностью парализовала деятельность В. Ландовской на этом поприще. Но сразу же после войны она возвращается в Париж и принимает приглашение вести класс фортепиано в Высшей музыкальной школе. Так начался второй парижский период жизни В. Ландовской. В 1925 году она открывает свою собственную Школу старинной музыки ("Есо1е lе Мusicue Ancienne"). В течение долгих лет она не только воспитала многих отличных исполнителей, но также собрала замечательную коллекцию старинных музыкальных инструментов, нот, книг и рукописей.


Музыковедческие статьи В. Ландовской того периода посвящены главным образом проблемам интерпретации клавирных произведений Баха. Вместе с тем она не переставала концертировать. В начале 20-х годов В. Ландовска часто и с большим успехом исполняла произведения Моцарта, создала собственные каденции ко многим его фортепианным концертам.


Важным моментом в жизни В. Ландовской стала встреча с выдающимся испанским композитором Мануэлем де Фальей. Это произошло в 1922 году во время гастролей клавесинистки в Испании. Она провела несколько дней в Гранаде, где жил композитор, работавший в то время над кукольной оперой "Балаганчик мастера Педро". Проявив большой интерес к звучанию клавесина, Фалья ввел его в свою партитуру. Премьера оперы состоялась 25 июня 1923 года, и партию клавесина исполняла, разумеется, В. Ландовска. А спустя три года Фалья написал концерт для клавесина и камерного ансамбля и посвятил его польской клавесинистке, которая стала первой исполнительницей и этого замечательного произведения. Премьера концерта состоялась под управлением автора 5 ноября 1926 года в зале Барселонского общества камерной музыки. В следующем году Ландовска с огромным успехом исполнила этот концерт в Париже, а затем в Бостоне и Нью-Йорке (под управлением С. Кусевицкого) и в Филадельфии (с ансамблем под руководством Л. Стоковского).

 

Вслед за концертом М. де Фальи появилось довольно много произведений современных композиторов для клавесина. Искусство В. Ландовской вдохновило на создание клавесинного концерта одного из крупнейших французских композиторов XX века; Ф. Пуленка. Композитор вспоминал: "...я встретился с Вандой Ландовской. Она исполняла клавесинную партию в "Балаганчике" де Фальи. Это был первый случай введения клавесина в современный оркестр. Я был очарован и произведением, и Вандой. "Напишите концерт для меня", - сказала она. Я обещал ей попытаться. Моя неожиданная встреча с Ландовской оказалась значительнейшим событием в моей творческой карьере".

Ф. Пуленк написал "Пасторальный концерт" для клавесина с оркестром в 1929 году. Тогда же это произведение было исполнено В. Ландовской в Париже с оркестром под управлением П. Монтё.


30-е годы принесли В. Ландовской значительные успехи в широком кругу ее занятий. Она опубликовала много специальных статей в различных европейских (главным образом французских) журналах, много сил отдавала педагогической деятельности. Среди ее учеников можно назвать имена выдающихся клавесинистов - Ральфа Кёркпатрика, автора книги о Д. Скарлатти, Эты Харрик-Шнейдер, занявшей впоследствии место В. Ландовской в берлинской Высшей музыкальной школе, и других. Но основное внимание клавесинистка по-прежнему уделяла исполнительской деятельности. Концерты В. Ландовской в Школе старинной музыки сопровождались аннотированными программами, в которых сама исполнительница комментировала - ярко, порой и неожиданно - исполняемые ею произведения.


Накануне второй мировой войны деятельность В. Ландовской достигла полного расцвета. Она много концертировала, была окружена талантливыми учениками из разных стран, размышляла над новой редакцией книги "Старинная музыка". Но политическая атмосфера в Европе все больше сгущалась, и, когда над миром вплотную нависла грозовая туча фашизма, когда началась вторая мировая война, В. Ландовска покинула Париж. Почти все, собранное в течение предыдущих лет в Школе старинной музыки - инструменты, рукописи, редкие книги, - артистке пришлось оставить на произвол судьбы...


В феврале 1942 года состоялся первый концерт клавесинистки в Нью-Йорке. Перед этим, а также перед тремя следующими концертами Ландовска, следуя установленной ею традиции, опубликовала в газетах "Нью-Йорк тайме" и "Нью-Йорк гералд трибюн" специальные статьи, посвященные исполняемой музыке.


Крупным художественным достижением В. Ландовской в те годы явилась запись "Хорошо темперированного клавира" Баха. Издание альбома этих записей Американской радиовещательной корпорацией было осуществлено в 1951 году. Так же как и раньше, Ландовска предпослала этому исполнению комментарии, цель которых - подготовить восприятие цикла слушателями.


Запись "Хорошо темперированного клавира" Баха стала одной из последних работ выдающейся клавесинистки: 16 августа 1959 года Ванда Ландовска скончалась. Авторитет ее как исполнителя и историка музыкальной культуры был необычайно высоким при ее жизни, он остается таковым и теперь. Ни один конгресс или международный симпозиум по вопросам старинной музыки не обходился при жизни артистки без ее участия. И сегодня ни один исследователь проблем интерпретации клавесинной музыки не может пройти мимо работ Ванды Ландовской, ни один исполнитель не обойдет вниманием записи ее исполнения.

САЙТ ЗАСЛУЖЕННОГО АРТИСТА РОССИИ АЛЕКСАНДРА МАЙКАПАРА